Беженцы

                                           

     Некогда,  в После-Лихолетье, когда Псков, только-только оправился от крутых политических перемен, и даже слегка принарядился и ожил, по каким-то неведомым стежкам - дорожкам в город  прибыл десант людей, удививших своей  внешностью,  даже привыкших ко многому за годы перестройки,  псковичей. Персонажи, словно сошедшие с экрана «Белого солнце пустыни» или «Ко мне,Мухтар». Цветные байковые халаты, чалмы, шаровары на женщинах, смуглые истощенные  лица, откровенная неприкаянность и нищета.  Один знакомый  и «бывалый»,  переселенец из Таджикистана, пояснил потом мне, что это были «цыгане из Афганистана». Так и не признанные истинными мусульманами,  они подвергались тогда усиленным гонениям  фанатиками из талибана  и были вынуждены бежать из страны.

   …Некоторое время спустя, эти люди исчезли, так же внезапно, как и появились. Возможно (по слухам) просочившись в Европу, в поисках какого-то своего неведомого счастья или просто покоя.       

   …Но в то время они пестрили в нашем городе на всех рынках, у супермакетов и мостах. На что они жили – не известно. Их основное ремесло  попрошайничество, вряд ли приносило им достаточный доход. И без того, суровые псковичи, еще более «посуровели» после бурных потрясений прошедших реформ и не тяготели к излишней благотворительности.

   …В основном это были женщины, с детьми разного возраста. Часто -  грудного. Мужчин, как ни странно, среди них, практически не наблюдалось. Может быть  талибан постарался. Говорят, они были особенно не примеримы к мужчинам. Может были заняты каким-то другим промыслом. Неизвестно.

   …Однажды стал свидетелем такой сценки. В общем – то,  ерунда. Но почему-то врезалось в память.

    …Поздняя осень. Неожиданно красивый первый снегопад. Крупные снежинки падали отвесно, скрывая  грязь и неустройство поздней осени.  Беженка сидела на Троицком мосту.  В каком-то, уже совсем не по-сезону нелепом южном одеянии.  Молча протягивала руку. Рядом,  прислонившись к ней спиной, так же молча и неподвижно сидела девочка, примерно трех лет, держа за руку грязную куклу. В нескольких шагах, с независимым видом тусовался  мальчишка лет 6-7,  единственный из всей группы, одетый хоть в какою-то куцую, хотя и явно с чужого плеча,  куртку.  Его явно увлекало  зрелище несущей первые снежные комья, реки. А может быть, просто демонстрировал независимость.

     А по тротуару шли по каким-то своим бесконечно важным делам люди.  Нескончаемый поток, топтал  снег,  возвращая его в состояние уже привычного  грязного осеннего месива.

  … И только вокруг нищенской группки, снег был удивительно  бел и не тронут. Как-то ослепительно, до странности – бел.   Люди старательно сторонились нищих, очерчивая вокруг них почти правильный полукруг из привычной грязи. И уж совсем нелепостью казалась, никому не нужная, лежащая в центре этого полукруга,  мятая, металлическая тарелка для подаяний.  Тоже уже почти полностью  засыпанная белоснежным снегом.  Нетронутым. Чистым. Только что опустившимся  с неба.

    А народ шел и шел. И снег вокруг неподвижных фигурок нищих оставался таким же белым, нетронутым и красивым.

    И вдруг,  ведомый хозяйкой на поводке, ухоженный, одетый  в новенький яркий комбинезончик,  красавец - спаниель без комплексно рванулся  к нищенке  и принялся радостно обнюхивать тарелку.    Девочка - нищенка засмеялась и протянула к собаке руку.   Раздался окрик, псину резко одернули и быстро увели прочь...

Вот и всё. Почему-то запомнилось. Нищенка. Девочка с куклой. Чистый снег и ухоженная собака.

     Хотя – все конечно, ерунда.

                                                                …



 





HOME  PAINTING  GRAPHICA  PHOTOS  Articals & Storis ГЛАВНАЯ  ЖИВОПИСЬ  ГРАФИКА  ФОТО  Очерки и Рассказы Skobarus@ya.ru Storis of Pskov ЮРИЙ ВАЛЯЕВ YURII VALIAEV